Янка Дягилева

Прямая речь

В этом разделе выложены всевозможные высказывания, принадлежащие самой Янке. Общеизвестно, что она не давала интервью. Но какие-то обрывки бесед, ответы на вопросы все же существуют. Мы добавили к этому письма Янки друзьям и объединили это в один раздел. Все письма и их фрагменты опубликованы с согласия тех, кому они были адресованы. Некоторые файлы дублируются в разделе СТАТЬИ. Все фрагменты расположены в хронологическом порядке.

Из писем Юлии Шерстобитовой

...Я чувствую, что нас троих (имеется в виду — её, меня и Летова)* что-то такое связывает и развяжется одновременно...

О ссоре с Летовым, осень 1987

* Комментарий – Юлии Шерстобитовой.

Здравствуй, Пятачок. Вот и пишу тебе письмецо, поскольку обещал, а признаться, не очень охота, вернее странные смутные чувства я испытываю сейчас, и не только сейчас, а всё последнее время. Как у тебя дела? (Это такой намёк, чтобы ты на моё письмецо всё же ответил). А я вот переехал в Новосибирск со всеми своими вещичками, так что теперь Омск свободно вздохнёт от моего вероломного гнёта. Сидим теперь дома — я, котейко, мой коричневый мишенька и эта паскудная черная собачонка, которая меня уже крайне достала. Она сидит на кухне, и когда я туда вхожу, приходится делать свирепую морду, махать тряпкой и громко орать, но, правда, не помогает. Жизнь тут моя не шибко клёвая — очень хорошо врубаюсь, что здесь (со Стасиком и этой собачонкой)мне жить почти никакой возможности нету, да ещё возник некоторый напряг, так что пока ищу себе флэт на некоторое время, до приезда Ирки, жить, наверное, буду там да и работать надо — деньги нужны крайне, чтобы заниматься своими делами. А в Европу я пока ехать обломилась, т.к. вообще обломилась на людях и на себе. На себе, потому как выпорхнула на некоторе время уверенность, упала и превратилась в говно в проруби. Я от людей ждал того, и даже наверное требовал того, чего они мне по природе по своей дать никак не могли, а сам-то вроде и не отдавал нихуя, а если отдавал, то потому что сам так считал. И как-то даже стыдно стало, просто стало стыдно, как первокласснику, которого за нерадивость снова отправили в старшую группу детсадика. Это одна сторона. А другая сторона облома заключается в том, что людям свойственно такое хорошее качество, как гибкость ума, благодаря которой можно за одни и те же, по сути (если отмести все словесные нагромождения), вещи превознести до небес и расстрелять с равным КПД. На то история и личный опыт. Так что если раньше всякие межчеловеческие обломы вызывали недоумение, депресняки, обиду, шок, то теперь просто серую грусть. И прихожу я к состоянию полной боевой готовности к любому ведру помоев на голову с балкона. Ну, пришла и ладно. Это я у Битова читала рассказ "Без дела", и запомнила строчку — "один-человек плюс один-человек равняется два один-человека". Битов клёвый чувак. А вообще все эти разборки и обиды — такая хуйня, до смешного противно. Делать надо дело — для себя, для Бога, для своих, что мы идентифицируем. А зла ни на кого не держу, всё зло от непонимания, а ещё большее зло от недопонимания, так что ума надо набираться и больше духовного ума, чем логики и аналитики. Бога надо вбирать в себя. Через снег босыми ногами, а не через разные личностные пиздежи. Не хотела уходить в глубь, но в общем-то ничего такого уже такого нового и необычного тебе не сказал, и оставлю с самого начала за тобой право не захотеть поверить ни одному моему слову. Буду рад, если ответишь, на всякий случай ещё раз адрес: 630016, Новосибирск, Ядринцовская 61-2, Дягилевой Яне Станиславовне. У Стасика я бываю часто, и вся "корреспонденция" приходит туда. Сейчас разберусь со своей впиской-базой, а там уж видно будет, чё к чему. Приезжай в Новосибирск, чем могу помогу. С 6 по 8 февраля у нас будут концерты, к тому времени я уже буду многое знать. А вот ещё информация — Коля Рок-н-Ролл в Симферополе, в психушке, в 15 отделении, свидания запрещены. Вот так-то. Письмецо-то, Пятачок, официальное немного получилось, ты уж не обессудь, иначе пока не могу. Ну давай, держись там. Напиши мне, буду ждать. Всем привет. До встречи или до связи. Приём. Яна Дягилева.

23.01.1988 Сканы второго письма - тут

Из писем Марине «Федяю» Кисельниковой

Я еще записал две песенки электрические. Нашла себе группешник*, клевые чуваки, полный состав с инструментами, с точкой – иногда хожу я теперь с ними лабать, там басист, гитарист, барабанщик и звукооператор. Правда, они немножко не так играют, как мне надо, так что я не знаю, что дальше делать. Они хотят со мной полностью записать концерт, а мне нужна воля, а они торчат на старых делах... Если в Тюмени не получится записаться с Егоркой и тюменщиками, тогда буду с ними пробовать. Поеду скоро в Омск – учить всякие басы и соляки... Может быть, в Тюмени удастся выступить с маленькой программой – вот тебе и все творческие планы...

1988

Если сможешь, приезжай в столицу нашей Родины, город-герой Москву со 2-го по 4-ое декабря – я буду там точняк. Там будет фестиваль большой в Измайловском комплексе, где мы будем лабать, если нам не напакостят всякие там деятели.** Будет ГО, я сыграю с ними 2-3-4 песенки. Собираюсь заехать оттуда в Питер... Предложили Летову, вроде, издать его альбомчики, «Новосибирский андеграунд» и тому подобное... Из Москвы все поедут в Харьков играть, а я вот думаю в Питер – если, конечно, ничего не изменится, потому что все меняется чуть ли не каждые два часа... Черт ногу сломит в наших отношениях...

1988

Поздравляю с Новым годом и с Днем рождения. Точно скоро буду в Питере, там будем играть и писаться...

1988

* ЗАКРЫТОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ.

** первый «СыРок».

Письмо Ирине Летяевой

Здравствуй Ирочка.

А отчего бы думаю тебе не написать письмеца. Теперь, наверное, уже можно, либо я вообще не понимаю ничего, но «хочется верить», так сказать. Здравствуй еще раз.

Ужасно ненавижу знаков препинания и буду их опускать. Как будто на кухне чаек пьём. А честно говоря тяжело писать. Какая–то ностальгия пронимает. Очень скучаю по тебе.

Как мама твоя, Машка и все кто с тобой? Как сама? Ты напиши, если захочешь. На адрес Стасика. Скоро я буду там. Он у меня весной получит квартирку на Доваторов, а я в том домишке останусь. Хотя жить в Новосибирске не очень хоца но везде какая–то тоска что как бы и все равно. В Тюмени вот была. Теперь там все заняты менеджментом который сводится в основном к тому что бы брать денежки на подотчет, успешно их тратить – пропивать там, на тачках, ну кому как – а потом исхитряться их возмещать ну в общем полный бред. Музыку всю похерили «во имя будущих великих возможностей частного капитала». В большом я осталась недоумении с этого всего, мой скудный умишко оказался бессилен прорубить эти дерзания. А там вообще странные дела, не удивлюсь, если приехав в следующий раз застану тюменьщиков готовящимися к примеру к межгалактическим перелетам либо к каким-нибудь полярным исследованиям с не меньшим рвением. Но все равно они клевые чуваки такие смешные и бедные.

А я сижу книжечку читаю, очень нравится мне это занятие, а разговаривать не нравится. Я мало теперь разговариваю, потому что все какое–то вранье, а если не врать то всех обижать – вот я скоро научусь думать, что вранье – оно как будто и не вранье вовсе, а так и надо, – и опять начну со всеми разговаривать и шутить.

А я все песни свои обломные сочиняю.

А больше у меня ничего и нет.

Это я по–хорошему сказал что нет, оно и в правду нет, не потому что собрался тебе настроение своими обломами портить. Я очень тебя обижал, потому что глупый был и хуевый.

Да я и сейчас глупый и хуевый.

Я очень тебя обижал.

Ужасно хочу, чтоб ты жил, не болел и не грустил чтоб все хорошо у тебя было.

А все равно мы раньше клево жили, правда?

Ходил вот недавно «Ностальгию» зырил. Вообще пиздец. Целый вечер не мог слова молвить. А еще тут одно знакомство интересное было. Помнишь такую актрису Елену Цыплакову? Она еще в фильмах играла «Школьный вальс», «Ключ без права передачи», «Мы из джаза», помнишь? Она сейчас режиссер, приезжала она в Тюмень и привозила свой фильм – называется «Гражданин убегающий» – маленький, короткометражный – по Маканину – ну такой фильм пиздатый – совершенно не бабский... очень крутой. По идее крутой. Так–то с точки зрения профессиональной довольно так слабоватые места имеются, но вруб такой у неё классный. Человек она очень хороший, а вроде немало людишек на своем веку видала. Мы с ней разговаривали всю ночь, водку пили на кухне. Она сейчас будет большой фильм снимать про самоубийцу, позвала меня туда песню петь, одну такую песню я недавно написал – «Домой!» называется, так что если фильм будет очень мне по душе я может и пойду спою.

Ты посмотри этого «Гражданина убегающего» если встретишь где, может быть тебе понравится. А сейчас интересно стало – фильмы всякие там идут, публикации крутые, один телек чего стоит. Ужасно интересно – как это всё закончится.

А вот написал письмецо тебе, и как-то мне стало хорошо. А потом может еще напишу. А ты если хочешь тоже.

Ну ладно, буду прощаться и спать пойду, а то с утра набежит народу и не поспать.

Ну, до свидания!

Целую.

Всем привет большой и с Новым Годом!

Яна.

Декабрь 1988 г.

Из писем Марине «Федяю» Кисельниковой

...Будем мы в Москве 13, 14, 15 апреля, приезжает СОНИК ЮС, будут они 13 и 14 играть в ДК Горбунова в паре со ЗВУКАМИ МУ, а устраивает это все парень, который тогда нас с тобой в Вильнюсе не вписал***...Мы поедем. А 15-го у нас где-то будет концерт, где – я не знаю, знаю, что будут там еще какие-то команды и будет какое-то шоу ночное. Будем играть мою и Егоркину программу... Ездила я тут в Иркутск, Ангарск и Усолье-Сибирское, два дня назад приехала. Были там концерты – в Ангарске и в Иркутске... Завтра едем с Аркашкой в Омск. После Москвы, говорят, поедем в Ялту, Киев и Ростов, но это не точно еще...

1 апреля 1989

...Кстати, очень клево съездили в Крым – были в Симферополе, и, честно сказать, такого приема не видали отродясь. Там должно было быть два концерта, но после первого администрация пришла к выводу, что дешевле заплатить неустойку в размере стоимости концерта... Погода была градусов 30 – это были 20-е числа апреля. Потом мы поехали в Ялту... Потом я еще в Тюмень заехала. Сижу в Тюмени. Зовут меня в Питер – жить.

1989

...Скоро мы собираемся в Донецк, уже вроде что-то там оформляется, но последнее время шугняк, никто ни во что не врубается, кто-то чем-то хочет помочь, какие-то дела закрутить пытается... 3-го июня будет концерт памяти Димы Селиванова, собираюсь на конец мая в Питер, найти меня можно будет через Фирсова...

Весна 1989

...Ни хера у нас с записью так и не вышло, удалось лишь записать барабанные дорожки на какую-то «Астру» – да и хер на все. Будем делать, как можем. На первом концерте были злые и дали такого говна, – чтобы вообще! А второй был классный... В начале октября собираемся ехать во Владивосток...

Лето 1989

Посылаю тебе два альбома, – слушай и вспоминай Яныча. Прости за качество записи и перезаписи. Там нормально все, только есть завальчики...

Осень 1989

*** некто Мариус с литовской стороны. С «нашей» – Алексей Борисов и Игорь Тонких.

Янка по поводу "Рок-Периферии-89"

ПНС: Яна, ты Бэбика знаешь?
Яна: Да, знаю

ПНС: Дело в том, что Бэбик влетел по статье 206 часть 2 УК, за то, что изобразил на сцене свой голый зад, в знак протеста против притеснении в Омске?
Яна: Я знаю, что ни задом, а передом

ПНС: А почему ты не хочешь выступать на Рок-периферии?
ЯНА: Пока не хочу

ПНС: У тебя есть «конкретный облом», что ли?
Яна: Нет, скорее абстрактный

ПНС: Не местные распри?
Яна: Нет, нет, ни в коем случае

ПНС: Здесь никто влияния не оказывал?
Яна: Нет, абсолютно никто не оказывал

Осень 1989, опубликовано: «ПНС», Барнаул, 2/90 г.

Янка: почему я не даю интервью...

Я вообще не понимаю, как можно брать-давать какие-то интервью. Я же могу наврать — скажу одно, а через десять минут — совсем другое. А потом все будут все это читать. Ведь человек настоящий, только когда он совсем один, — когда он хоть с кем-то, он уже играет. Вот когда я болтаю со всеми, курю — разве это я? Я настоящая, только когда одна совсем или когда со сцены песни пою — даже это только как если, знаешь, когда самолетик летит, пунктирная линия получается, — от того, что есть на самом деле. ****

КонтрКультУра (Москва), 1/1990

**** По сведениям С. Гурьва после слов «самолетик летит» в оригинале было дальше: «огоньки мигают», но при верстке эти слова потерялись, и в дальнейшем Янкина фраза везде цитируется в урезанном виде.

За примочкой можно спрятать любое дерьмо. А ты попробуй сыграй в акустике и докажи, что это действительно отличная вещь

Янка Дягилева, со слов А. Шлякова

Фрагменты разговора с журналисткой Е. Гавриловой на «Рок-Азии»-1990

Янка: Просто поговорить, — пожалуйста, но в газете не должно быть ни строчки...

Е.Г.: Но почему? Может быть, Вам это не нужно, но это может быть нужно другим...

Янка: Те, кому нужно, сами разберутся, кто я и зачем все это...

Янка: Да, бывает так плохо, что хочется и пожалеть себя, но я тогда думаю, что есть люди, которым еще хуже, чем мне. Чего себя-то жалеть... (о Башлачеве)

Е.Г.: Слышала, будто на «Мелодии» готовится Ваша пластинка?

Янка: Ложь. Не записывалась и записываться не собираюсь, даже если предложат...

Янка: Я ненавижу тусовку! Эти люди хоронят рок...

Восстановлено по памяти Е. Гавриловой, опубликовано: «Смерть выбирает лучших». Молодежь Алтая (Барнаул), 1991.

Ответы на записки зрителей на концерте

- Вот с электричеством у нас сложно пока. В электричестве меня я не знаю, когда вы услышите. Ну, в первую очередь, когда нормальная организация будет, а во-вторых, у нас там свои сложности в группе. Ну, то есть, это не раньше, чем после Нового года. Если это вообще когда-нибудь состоится. Но если все нормально будет, мы с удовольствием к вам приедем, электричество сыграем.

- («Берегись!») Я вот не помню уже слов, я вам позже ее спою, когда вспомню. Извините.

- Ух, ты, много-то их как! Сейчас позырим... Вот концерты плохого качества, потому что, ну, пишется все на бытовую аппаратуру накладками. Потому что, ну, студии нет хорошей. Вот. Чтобы записаться в студии нормальной, это нужно иметь много денег. У нас нету много денег. Вот. И, ну, качества они плохого — ну, во-первых, от перезаписи очень много зависит, вот так. То есть музыка такая вот, когда пишется на бытовую аппаратуру — получается плохое качество.

- А когда к вам приедет Дохлый, я не знаю.

- (Яна, как тебе Иркутск?) Иркутск — очень красивый город, да. Я ходила по городу, там очень красивые дома стоят. Он очень старый, очень хороший, мне очень понравилось.

- А переночевать у нас, я не знаю, можно или нет, потому что я сама не знаю, где мы будем ночевать. Вот это Поручику Ржевскому ответ такой.

- Вот лет мне — 24, а звать меня — Дягилева Яна Станиславовна. А песню «Особый Резон» я попробую спеть, но, может быть, спою, а может быть, и не спою.

- Ух, ты, длиннейшая какая! То есть, я не знаю, как насчет концерта Егора. Если он... ну, в одном концерте мы вряд ли будем с ним играть. Потому что мы уже.... Ну, концерты у меня сейчас здесь закончатся, и я не знаю, когда в следующий раз уже будут. Вряд ли так рано, — тридцатого-то ноября.

- А пластинку на «Мелодии» мы отказались записывать... (крики из зала: «Правильно!», аплодисменты).

- Ну, вот спасибо за стишок, Сергей, тебе большое. Я потом его прочитаю, потому что сейчас, вот, люди ждут.

- Давай... давай эти бумажки... Спасибо большое, Леонид Шпирлиц (?), мы очень вам благодарны, спасибо вам большое за заботу.

- («Печаль Моя Светла») Песня очень животрепещущая. Я написала? Я в институте тогда еще училась, написала прямо на лекции (смех в зале, аплодисменты).

- (начало предложения оборвано) ...этих записочек, я, ну, не буду просто об этом говорить сейчас. А «Придется променять...» — я там слова вспоминаю всё, я давно уже очень ее не играла. Как вспомню, так спою.

- Спасибо вам большое, ребята, до свиданья... «Особый Резон»? (поет) Спасибо большое, до свиданья.

10 ноября 1990, концерт актовом зале Иркутского Политехнического Института. Расшифровано с аудиокассеты.

Последнее письмо Марине «Федяю» Кисельниковой

Дорогой Федяй, я тебя поздравляю с весной, какая она замечательная, я тебе желаю всего-всего-всего, чтобы ты не болела, чтобы берегла себя, чтобы любила своих друзей, чтобы чувствовала себя хорошо, никогда не думала о плохом. И не умирай ни в коем случае. Не знаю, что тебе еще написать, потому что слов не очень много. Любящий тебя Яныч.

27 февраля 1991 г.